Быстрая регистрация

Обычная регистрация

Войти на сайт

Забыли пароль?



Режиссер. Дмитрий Зимин

Интервью с режиссером Дмитрием Зиминым

Пока ты можешь удивляться, ты способен что-то делать.

Театральный режиссер и актер, участник и победитель множества конкурсов и фестивалей, автор театральных проектов Дмитрий Зимин о себе, о современном искусстве и любви к театру.

Фото: Анна Завьялова, источник: страница Дмитрия Зимина

Мои родители – простые электрики. Особенного эстетического воспитания не было, разве что мама отдала меня в музыкальную школу по классу скрипки. Сначала занимался с удовольствием, а потом потерял интерес к музыке. Долгое время увлекался футболом и баскетболом.

Я не знал, куда поступать. После выпускного лежал в больнице, потому что болел ангиной. Ко мне пришла подруга, с которой мы поспорили на ящик пива, что я поступлю в театральный. А я и в театре-то ни разу не был.

Больших городов я боялся. В Екатеринбург поехал вместе с другом подавать документы. Уже около вокзала нас отвели в кусты и все деньги отобрали. Так состоялось мое первое знакомство с городом.

Тогда было модно идти на пиар. Но туда был заоблачный конкурс на одно место. Сдавал экзамены на философском факультете, потому что там мало людей было. И в Лестех подал документы на гуманитарные направления. После того, как поселился в общагу театрального института, забил на остальные экзамены.

На поступлении в театральный все смеялись надо мной. Я не знал, что нужно готовить, у меня было одно стихотворение Маяковского «Сергею Есенину».

Я не поступил, но мне очень понравилась атмосфера. Мне посоветовали училище искусств и культуры. Думал, что поступаю на актера, оказалось, на режиссера. Был очень рад, что в итоге прошел на бюджет.

Через полгода попал в театр. Первый раз пришел в Музкомедию на спектакль «Черт и девственница», опять же, атмосфера понравилась. Окончательно влюбился в театр на спектакле в ТЮЗе, захотел тоже что-нибудь такое сделать. На втором курсе меня позвали работать педагогом в «Галерку», у меня была своя педагогическая программа. Тогда впервые появилось название «Заноза».

Там же работал ночным сторожем. Вечером ставил спектакли, ночью сторожил. В это время увлекся кинематографом, мог по шесть фильмов за ночь смотреть. Просмотра казалось недостаточно, захотелось обсуждать.

Так появился проект «Взрыв мозга». Выбирали определенную тему, мой друг отвечал за фильмы, а я за театральные миниатюры. Первая часть –это короткометражки, между ними – этюды. Во время антракта – обсуждение, а потом показ полнометражного фильма. И все шло около пяти часов. Потом начали музыкальные группы звать.

Сейчас стараюсь фокусироваться на чем-то одном. Любому делу приходится себя полностью посвящать. Я работаю в трех театрах. Работа в каждом из них – это опыт. «Молодой театр» в Театре драмы – это что-то родное, ведь мы с ребятами вместе с первого курса, почти десять лет.

Профессиональный театр – это всегда сроки. Иногда мне тяжко с этим, но я рад, что у меня есть стабильная работа, благодаря которой можно заниматься своими проектами.

Фото: София Насырова, источник: страница Дмитрия Зимина

Я – не ранняя пташка. На работу выхожу часов в десять. Года четыре назад у меня был сильный срыв, после чего я себе не позволяю ложиться позднее двух часов ночи. Но когда спектакль на выпуске – это вообще страшная сила.

Мне кажется, в искусстве нет профессионализма. Ты либо художник, либо нет. Просто хочешь сказать что-то от чистого сердца.

Театр стал конкурентоспособен. Несмотря на страшные вещи, происходящие в мире, театр вызывает интерес. Он постепенно меняется и уходит в простоту. Он на грани такого понятия, как «ноль-позиция», все больше отделывается от театральщины.

О зрителе думать надо. Не так, что вот здесь он посмеется, а здесь заплачет. Сможет ли понять эту тонкую грань между твоей задумкой и воплощением? Говоря фразы вроде «я это делаю для себя», человек лукавит, ведь своим творчеством он все равно хочет что-то сказать.

Люблю подглядывать за зрителями во время своих спектаклей. Болезненно реагирую, когда человек «сидит в телефоне» или зевает – значит, не смог зацепить его. Живая реакция – это другое. Особенно круто смотреть за детишками. Их не обманешь – им либо интересно, либо нет.

Я ужасно боюсь сцены. Это такая паническая боязнь, когда перед выходом бывают всякие головокружения. Просто начинаешь надумывать себе что-нибудь.

Настоящее искусство – это и есть заноза. Это то, что глубоко сидит в тебе и не дает покоя. Заноза – всегда маленькая, микроскопическая, это что-то незначительное и не назидательное, но от нее непросто избавиться.

Фото: Алексей Рагозин, источник: страница Дмитрия Зимина

Критика – это крутая вещь. Ведь зачастую при создании произведения, автор не задумывается о параллельных смыслах. Ни режиссер, ни актер не расскажут, о чем этот спектакль, это задача критика. Всегда очень страшно слушать их мнения, хотя и очень полезно. Иногда это помогает спектаклю зажить.

Нужно все выслушивать. Мой мастер в училище говорила: «Слушай всех и все запоминай, но выбирай для себя что-то важное и делай только то, что ты хочешь». У меня есть спектакль «Платонов. Две истории», я его очень люблю, но чего-то не понимаю в первом акте, что-то там не доработано. После выслушивания различных мнений, приходишь домой и все начинаешь переосмыслять.

Не люблю переделывать. Кажется, что если что-то в спектакле изменишь, только хуже сделаешь, и будет уже не органично. В этом случае мне проще снять спектакль вообще.

Если меня не цепляет, я не буду ставить. Даже если автор и текст сейчас модные.

Чем меньше опыта, тем больше свободы. Раньше я писал рассказы, но после знакомств с людьми из профессиональной сферы стал комплексовать по поводу своей компетентности в этом деле.

Источник: страница Дмитрия Зимина

Последнее, что меня впечатлило фильмы Роя Андерссона, Михаэля Ханеке, произведения Сергея Довлатова – какое-то открытие для меня, а из музыки – Bonobo.

Жизнь – это набор эмоциональных потрясений. Без потрясений вообще нельзя. Репетиции и тренинги я привык начинать с вопроса: что вас потрясло на этой неделе? Ведь пока ты можешь удивляться, ты способен что-то делать.

Лично меня потряс фильм Тода Солондза «Счастье». Я правда не мог уснуть. Даже не знаю, что со мной происходило, но я всех донимал и рассказывал о нем на репетициях.

В планах – скандальная, но интересная история. Идея инсценировки моя, текст Иры Васьковской. Название получилось длинное: «Если вы боитесь, что ваши чувства будут оскорблены, не входите». Сейчас это очень актуально. История политкорректная, но там вся фишка в провокации. Осенью планирую начать отбор артистов и, если удастся, заявиться на фестиваль «Коляда-PLAYS».

Через несколько лет хочу видеть себя таким же, как сейчас. Не хочется стать духовно старым, когда уже ничего не потрясает. Может быть, неблагополучным, но счастливым. Хочется жить так, как надо.

Яна Краева, 28 июля 2015

Поставить оценку: 45 +


Поделиться с друзьями

Тоже почитай

Комментарии

На КультурМультуре принято подписывать свои комментарии. Чтобы оставить свой комментарий, Вам нужно войти на сайт под своим именем или зарегистрироваться у нас.

Новое


Давайте дружить

Подписывайся на страницы портала КультурМультур в социальных сетях, и первым узнавай о самых интересных культурмультурных событиях!

А ещё иногда мы отправляем нашим подписчикам клёвые письма с анонсами.

Есть что сказать?

Пришли нам это
наверх
Яндекс.Метрика